Администрация
Степанцевского
муниципального образования
Вязниковского района

Не отнимайте солнце у детей! (Из жизни В.И. Новиковой)

 

Авторы : Активисты школьного музея,

 учащиеся 10 класса МБОУ «Стёпанцевская СОШ»

  Боронников Антон и Рябкин Анатолий

 Руководитель: педагог дополнительного

образования Сидоров Г.И.

Чтобы никогда не повторились события 1941 – 1945 годов, нельзя забывать, с каким опасным врагом сражались наши прадеды, деды и какой ценой была завоёвана Победа.

Сменяются поколения, а память остаётся. Память живёт среди ребят, которые знают о войне только из книг и фильмов, рассказов родителей, бабушек и дедушек.

Как-то  во время экскурсии в  школьном музее  ученица 4-го класса  Новикова Ангелина сказала о том, что её прабабушка Новикова Валентина Ивановна во время войны, будучи  маленькой девочкой, четыре года прожила в оккупации.

Нас, актив школьного музея вместе с руководителем, заинтересовала судьбой Валентины Ивановны. Мы решили с ней познакомиться и попросить рассказать о том, что пришлось пережить ей в те далёкие годы.

 

 

Валентина Ивановна очень обрадовалась тому, что мы к ней обратились с такой просьбой. Она пригласила нас к  себе домой, накрыла стол, угостила чаем с вкусными конфетами. А затем, волнуясь, со слезами на глазах, повела свой рассказ о пережитом в далёком военном детстве.

"....Время бежит, как вода в реке. В той реке по названию Великая, что на моей малой Родине – на Псковщине. Это у самой западной границы.

Незаметно подкралась старость, а в памяти всплывают события моего далёкого детства, как будто всё это было только вчера. Война нас лишила детства.

Я,  Новикова (Иванова) Валентина Ивановна, родилась в 1937 году. Семья наша проживала в городе Опочка (Райцентр в Псковской области на р. Великая. Известен с 1412 года как крепость. Большой энциклопедический словарь. «Советская энциклопедия».  Москва 1980.  стр. 942.) тогда Великолукской, ныне Псковской области.

Мой папа Иванов Иван Иванович 1914 года рождения, моя мама в девичестве Полозова Мария Николаевна 1916 года рождения. Помню из раннего детства яркое небо над головой, да тёплые, ласковые руки мамы. Нас детей было четверо. В доме всегда было весело. Всю жизнь помню аромат хлеба,  который мама вынимала из русской печки. Всё это, наверное, и составляло счастье, которого я тогда не понимала. Я, наверное, не успела его понять, ведь оно так рано ушло из моего детства.

Бурным вихрем ворвалась в нашу жизнь война!

22 июня 1941 года псковичи, как и вся страна, были потрясены сообщением о начале войны с Германией. Но в первые дни люди не получали достоверной информации, поэтому верили, что враг будет остановлен и разбит у западной границы. На митингах, которые повсеместно проводились партийными и советскими работниками, звучала надежда на скорую победу и обещание трудиться еще лучше, чем до войны. Например, колхозник Степан Яковлев, выступая на одном из таких собраний, призывал односельчан собирать урожай без потерь, надеясь, что это будет лучшей помощью Красной Армии в разгроме врага.Беженцы на дорогах

Однако положение было очень серьезным. Началась мобилизация военнообязанных 14-ти возрастов (с 1905 по 1918 год рождения). Ленинградском военном округе в военкоматах собирались тысячи мужчин, которых провожали родные, многие виделись последний раз. Только из Пскова в первые дни войны было призвано 15 тыс. человек (из населения 68 тысяч человек), а всего из псковского края в первые недели жестокой битвы, а также в 1941-45 гг. – около 200 тысяч.

Первые сведения о войне псковичи получили от беженцев из Белоруссии и Прибалтики, поток которых усилился в конце июня.

Они приходили в села и города, некоторые не в силах двигаться дальше оставались здесь. Другие обращались в эвакопункты, где им оказывали помощь одеждой, устраивали детей в детские дома. Вид беженцев был ужасен: многие не имели верхней одежды, обуви. Это говорило о том, что они покинули свои дома внезапно. Все это должно было ускорить подготовку к эвакуации, но до получения распоряжения из центра местное руководство не могло взять на себя ответственность, боясь обвинения в паникерстве.

Фото из альбома  “Великая Отечественная 1941 – 1945”Враг приближался к Псковской земле. 2 июля начались бомбардировки Пскова и Великих Лук. Только тогда было получено разрешение на организацию эвакуационных комиссий, которые занимались определением ценности и очередности отправки.

С приближением фронта началась эвакуация населения из городов...(Электронный сайт http://www.ref.by. Оккупация Пскова)

В первые дни войны папу мобилизовали на фронт. Больше о нём мы ничего не слышали.  Папа пропал без вести в 1941 году. Мама в этом же году умерла.

В самом начале Великой Отечественной войны мы остались сиротами.

 Нам, маленьким детям, предстояло познать все ужасы войны и вражеской оккупации на протяжении долгих 4-х лет - с июля 1941 гола по июль 1944 года.

Сразу после мамы от голода умер братишка Витя. Ему было всего 9 месяцев. Нас осталось трое – брат Станислав, 1934 года рождения, сестра Зинаида, 1936 года рождения, а самая младшая была я.

Оставшихся сирот взял в свою избу дед Иван Андреев, бабка Агафья и тётя Тоня. Их дом располагался в деревне Молчаново, там же в Псковской области, Пушкиногорского района, Полянского (деревня Поляны) сельского Совета. Трое их сыновей с первых дней ушли на фронт. Только старший из них Василий вернулся, он был в плену. Павел и Константин погибли в боях».

9 июля 1941 года после тяжёлых и кровопролитных боёв советские войска оставили город Псков. Захватчики установили жестокий оккупационный режим. В концентрационных лагерях на Псковщине гитлеровцы уничтожили свыше 2890 тысяч советских военнопленных и мирных жителей. На Псковской земле действовало антифашистское подполье. Гитлеровцы создали к востоку от Пскова мощную оборонительную линию «Пантера». Гражданское население частью было вывезено, частью уничтожено.(«Великая Отечественная война 1941 – 1945» Энциклопедия. Москва.  «Советская энциклопедия». 1985. Стр. 593 - 594)

 А Валентина Ивановна продолжила свой рассказ:

 "....В нашей деревне расположился немецкий штаб.

 Все приказы, распоряжения, объявления, предложения, воззвания захватчиков заканчивались одинаково: «За неповиновение – расстрел!», «За неподчинение – смертная казнь!», «За нарушение – смерть»!(Электронный сайт http://www.ref.by. Оккупация Пскова.)

Моей тёте Тоне приходилось мыть пола у немцев в избах. Всех жителей деревни немцы согнали в отдельно стоящий от деревни хуторок. Нас, несколько семей, человек 20 взрослых и детей ютились в маленькой  избе, похожей на халупу. Часто наведывались немецкие солдаты. А, уходя, обстреливали чердак и сеновал. Боялись – не прячется ли кто из партизан. Я помню нашу крышу, когда  мы с ребятишками забирались на чердак, а крыша, крытая соломой, была вся в дырах от вражеских пуль и лучи солнца заливали ярким светом весь чердак»…

 Закончился страшный месяц июль. Над Псковской землей нависла долгая ночь неволи. Иван Виноградов очень тонко передал ощущение тех дней: «Застонала у Пскова земля, к нам ворвалась фашистская свора, растоптала родные поля…». Да, особенно деревня оказалась не защищенной от коварного врага. Если городское население имело возможность уйти вместе с отступающей армией или эвакуироваться, то жители деревень узнавали о случившемся часто от самих завоевателей, которые неожиданно появлялись в деревнях, сгоняли всех на собрания и объявляли о «новом порядке».

Еще до войны в Германии была разработана программа экономического ограбления страны. В «зеленой папке» Геринга определялась основная задача: «возможность более полного обеспечения германских войск за счет оккупационных областей». Для выполнения этой задачи немецкое командование нуждалось в хорошо организованной системе управления. В Псковской земле, в связи с близостью к линии фронта под Ленинградом, функционировали две структуры власти: военная и гражданская. Военная администрация, в лице командования вермахта, должна была внушить населению «тот страх, который способен отбить у населения всякую охоту к сопротивлению». Уже в августе по всей оккупированной территории распространялись приказы, в которых местному населению предписывалось отныне жить по немецким законам, за их невыполнение виновные должны были предстать перед специальными судами, которые определяли наказание: каторжная тюрьма или расстрел. Гражданская власть была представлена управами во главе с головами в городах, старшинами и старостами на селе (Электронный сайт http://www.ref.by.by. Оккупация Пскова.)...

Партизан у нас не было, так как местность наша была безлесная.  А вот в соседнем Себежском районе (город Себеж-Райцентр в Псковской области на р. Себеж. Известен с 1414 года. Большой энциклопедический словарь. «Советская энциклопедия».  Москва 1980.  стр. 1193.) они были, там густые леса и трудно проходимые болота. Сейчас все жители этого района, пережившие оккупацию, пользуются особыми льготами как приравненные к участникам боевых действий. Настолько сильно там было развито партизанское движение, что все были втянуты прямо или косвенно в боевые действия «от мала  - до велика», как говорят в народе.

Взрослые нам говорили постоянно, чтобы мы, дети, когда приходят немцы, вели себя  спокойно и тихо. Не ворочались, а то убьют, как Сашу.

А произошла эта история в соседней деревне Иваново. Два мальчика 14-ти лет сидели днём на лавочке около избы, когда в деревне появились немецкие солдаты. За долгое время оккупации люди были приучены к тому, чтобы все сидели по домам и не попадались лишний раз на глаза немцам. Мальчики испугались и побежали. Володя забежал за дом и спрятался в окопчике. Саша забежал в избу. Это не понравилось немцам. Они вытолкали Сашу на улицу, и один солдат автоматной очередью застрелил Сашу на глазах односельчан, которые  вышли на улицу, услышав Сашин крик.

Сашино имя выбито на обелиске погибших в деревне Горелики Пушкиногорского района.

Вдоль всей дороги, ведущей от города Псков до города Пушкинские Горы, у обочин, то тут,  то там, холмики братских могил со звездой. Долгие годы за этими могилами никто не ухаживал. Последнее время они все ухожены, трава на них скошена, утопают в цветах…

Оккупационные власти ввели так называемые «рабочие паспорта». Их обязаны были получить на бирже все лица в возрасте от 14 до 65 лет. Лица, не имеющие их, считались дезертирами с «трудового фронта». Их ждало тюремное заключение. Однако, несмотря на жесткие меры наказания, люди не являлись за получением «рабочих паспортов»(Электронный сайт http://www.ref.by. Оккупация Пскова.)

На всей оккупированной территории царил голод. Быстро увеличивался процент смертности среди населения, особенно среди детей. Вместо хлеба люди питались лепешками из травы, мха, грибов. Большинство населения Пскова не получало никакой медицинской помощи(Электронный сайт http://www.ref.by. Оккупация Пскова.)

Мы, дети, все были чесоточные и вшивые. Помню, однажды нас тётя водила к немецкому доктору. Он обстриг наши волосы, намазал наши головы какой-то сильно пахнущей мазью. Мы почувствовали облегчение.

В деревне у немцев была кухня.  На ней дежурили два немецких солдата. Они мне запомнились тем, что они иногда приходили в наш хуторок и доставала из-за пазухи спрятанную буханку белого хлеба. Он был какой-то особенный, ароматно пах и подсушенный.  Нам детям делили по маленькому кусочку. И казалось, что ничего нет вкуснее этих кусочков на всём белом свете. Я помню и то, как эти два солдата строго-настрого наказывали взрослым, чтобы они запрещали детям с ними дружить, их признавать. Для них это было, видимо, большим риском.

Нам иногда приходилось видеть, что кушали немецкие солдаты. У них было много хлеба, консервов. Они всегда вели себя весело, постоянно играли на губных гармошках.

В нашей местности не было боевых сражений, но постоянно слышались, то близко, то отдалённо, грохот орудий, раскаты взрывов. И днём и ночью пролетали самолёты. Сначала немецкие, а потом всё больше советские.

В деревне был староста. Помню, как он выгонял в лютую стужу взрослых на прочистку дорог от снега. Ему не удалось бежать с немцами. Сразу после освобождения его арестовали и увезли. Больше мы о нём ничего не слышали.

Помню, около деревни много было немецких могил с крестами из берёзы с каской на кресте…

 С помощью биржи труда оккупационные власти насильно мобилизовывали население Пскова на строительство дорог, лесозаготовки и торфоразработки.

 Многие попадали на самую настоящую каторгу – в трудовые лагеря. В одной из инструкций оккупантов так и было записано: «Копать землю и дробить камни – это работа не для немцев, для этого есть русские». Трудовые лагеря имелись на окраинах Пскова, в Черехе, в Крестах, Промежицах, на Завеличье. Рабочие, привлекаемые к трудовой повинности на местах, а также отправляемые в Германию, не имели права оговаривать условия труда. По существу, они были низведены до положения рабов. За плохо выполненную работу или за отказ от нее рабочие подвергались различным наказаниям: публичной порке, заключению в концентрационные лагеря. За саботаж людей расстреливали (Электронный сайт http://www.ref.by. Оккупация Пскова.)

 Однажды всех здоровых мужчин и женщин немцы загнали в конюшню на краю деревни, оцепили колючей проволокой. Продержали насколько дней взаперти. А затем погнали в Германию. Там в конюшне был брат нашего дедушки. Он был уже стареньким, но мог трудиться. Его тоже оправили в Германию. Оттуда он не вернулся…

Одной из страшных страниц оккупации являлась отправка молодых людей для работы в Германию и Прибалтику. Отправленных людей размещали по хуторам, где они работали как сельскохозяйственные рабочие в поле.  Ухаживали за скотом, получая при этом скудное питание, донашивая собственную одежду, подвергаясь издевательствам. Некоторые были отправлены на военные заводы в Германию, где рабочий день продолжался 12 часов, а заработная плата составляла 12 марок в месяц. Этой суммы хватало лишь на то, чтобы купить по 200 г. хлеба, 20 г. маргарина в день и 100 г. сахара в месяц.(Электронный сайт http://www.ref.by. Оккупация Пскова.)

Трудная жизнь в неволе Фото из альбома  “Великая Отечественная 1941 – 1945”Мы, как и взрослые, в рваных лаптях ходили в поле, рылись по колено в грязи, в дождь и в стужу, набирали гнилой картошки. Бабушка в лохани эту гнилую картошку замешивала, и из получившейся чёрной массы выпекала лепёшки. Скотины не было, всю немцы зарезали и съели. 

Дедушка был строгим. На всю жизнь я запомнила как картину: на столе вода, капуста и каждому по две картошины – вся еда. Самое большое желание было за все годы детства – досыта наесться. Был жестокий голод и непомерный труд.

 Окна, без того маленькие, всегда приходилось держать плотно закрытыми. За этим строго следили полицаи. Дедушка из стеблей льна делал верёвки, переплетал ими пучки соломы, и получившимися циновками, плотно загораживал оконные проёмы. Дневной свет всё-таки слабо проходил. А в вечерних сумерках свет наружу не проникал. Да и вряд ли он мог проникнуть. Изба  в те времена освещалась лучиной (Лучина – тонкая длинная щепка. Светом от зажжённой лучины освещались крестьянские избы. С. И. Ожегов. Словарь русского языка. Москва. «Русский язык». 1985. стр. 285.).

Даже в оккупации, чтобы не умереть с голоду, люди пытались что-то выращивать. Нам удавалось посадить немного картошки.  Сеяли рожь, пшеницу, просо. Помню, как взрослые женщины, да старики впрягались в плуг.Старики да дети впрягались в плуг Фото из альбома “Антология советской фотографии”.  Том II.

На оккупированной территории немцами было создано несколько концлагерей. В них содержались сотни тысяч раненых, больных, измученных людей. Священник И. Иванов, например, оставил следующее свидетельство о содержании их в Крестах: «С первых же дней захвата города по улицам гнали колонны наших русских солдат, полуодетых и босых. Жуткую картину представляли собой эти несчастные страдальцы, двигающиеся, как тени. Мы видели своих братьев, умирающих от голода, и не имели возможности оказать им посильную помощь. Здесь же на улице их избивали, пристреливали тех, которых покидали остатки сил, и которые от истощения не могли дойти до лагеря». Только в концлагере в Крестах погибло, например, 65 тыс. человек – количество, равное почти всему довоенному населению города.

«Так насаждался врагом «новый порядок» Фото из альбома “Антология советской фотографии”.  Том II.Военнопленные, которых использовали на тяжелых работах, подвергались истязаниям и глумлению. Жили они в бараках в положении обреченных на гибель. В сильные морозы их выгоняли на работу в одних шинелях, надетых на голое тело; если охранникам казалось, что пленные работают без усердия, то их, обессиленных, фашистские изверги заставляли танцевать. Обучение и натаскивание собак производилось на живых людях… 

В лагере ежедневно гибли десятки людей. Однако это были всего лишь эпизоды кровавого террора оккупантов; в лагере производилось и систематическое преднамеренное уничтожение людей. На лагерной территории гитлеровцы рыли глубокие траншеи, в которые бросали трупы умерщвленных военнопленных, транше и засыпали землей из рядом вырытой ямы.

Самой тяжелой, невосполнимой потерей была гибель в фашистской неволе многих тысяч псковичей. Гитлеровцы истребили тысячи жителей Пскова, но особенно жестоким было их отношение к советским военнопленным.

Чрезвычайная государственная комиссия по расследованию злодеяний гитлеровских оккупантов определила число жертв фашистского террора в Пскове 290 тыс. человек. В местечке Пески, в полукилометре от улицы Советской Армии (бывшей Черехинской дороги), находится братская могила жертв фашизма. В довоенное время на этом отдаленном от города месте был пустырь. Фашисты устроили рядом с ним концентрационный лагерь. Здесь расстреливали советских патриотов. В братской могиле захоронено более 50 тысяч человек - военных и гражданских, мужчин и женщин, - узников фашистках лагерей (Электронный сайт http://www.ref.by. Оккупация Пскова)

 Так, все годы оккупация мы жили в деревне Молчаново Пушкиногорского района Псковской области у бабушки с дедушкой».

 … В начале 1944 года советские войска подошли к линии «Пантера» - усиленному рубежу обороны, который фашисты считали неприступным. Он проходил по линии Псков – Остров и имел проволочные, железобетонные и земляные укрепления, противотанковые рвы и минные поля.

Четыре месяца готовились части Советской Армии к прорыву вражеской обороны. 17 июля 1944 года войска 3-го Прибалтийского фронта штурмом выбили немцев с переднего края обороны и, расширяя прорыв, устремились к Пскову.

Гитлеровцы оказывали упорное сопротивление, рассчитывая, что водная преграда – река Великая задержит наступающих. На берегах реки Великой разгорелось жаркое сражение.(Электронный сайт http://www.ref.by. Оккупация Пскова) Псковско - Островская операция.

 17 июля 1944 года войска ударной группировки 3-го Прибалтийского фронта под командой генерала И. И. Масленникова перешли в наступление и за два дня прорвали вражескую оборону южнее города Остров на фронте до 70-ти км. И продвинулись на 40 км. в глубину. К 31 июля войска фронта, преодолев упорное сопротивление противника, продвинулись на запад от 50 до 130 км. и освободили полностью Псковскую землю. («Великая Отечественная война 1941 – 1945» Энциклопедия. Москва. «Советская энциклопедия». 1985. Стр. 593 - 594.)

 1948 – 1949 годы были самыми голодными, выдалась жестокая засуха и неурожай.

Подросткам приходилось вставать за плуг.Фото из альбома  “Великая Отечественная 1941 – 1945”

«Я наравне с взрослыми работала в колхозе. К каждому ребёнку была прикреплена лошадь.

Я до сих пор умею запрячь лошадь. Вставали наравне с взрослыми в 4 часа утра, жали серпами рожь, драли руками лён.  Замачивали стебли льна в прудах, а затем расстилали  на поле. Мы, дети, пасли скотину. Зарабатывали в колхозе только «палочки» - трудодни, на которые осенью после сбора всего урожая  выдавали зерно. На такую пайку трудно было прожить.

 Я училась в Полянской школе. Школа находилась в деревне Поляны (Полянская школа) в 8-ми километрах от деревни Молчаново. На всю жизнь запомнила директора школы Виноградову Марию Михайловну. По её ходатайству меня направили в детский дом  № 2 города Печоры (Печорыгород, районный центр в Псковской области. Известен с   середины 15 века как Псково - Печорский монастырь. Большой энциклопедический словарь. «Советская энциклопедия».  Москва 1980.  стр. 1011.) Псковской области.

В 1949 году умерли дедушка и бабушка.

У тёти Тони я прожила до 1949 года.  Из детей я осталась одна. Мне уже было 12 лет.Родной брат  Валентины Ивановны  Станислав Иванович

К этому времени брат Станислав окончил 7 классов Полянской средней школы и уехал в ремесленное училище города Пушкин Ленинградской области.

Сестра по окончании 7-ми классов  той же Полянской школы уехала в город Ленинград, поступила работать на фабрику «Красный треугольник» - по выпуску резиновых калош. Связь с ней прервалась на много лет.

Как только тётя Тоня вышла замуж, меня отправили в детский дом, так как её муж Кан Степанович настоял на этом.

Тут уместно вспомнить Сашу, убитого немцами. Он был Кан Степановичу младшим братом.

Помню заплаканную тётю Тоню перед моим отъездом в детский дом. Она меня жалела, считала своей дочкой. Времена были тяжёлые, трудно было содержать лишний рот. Тётя надеялась на то, что в детском доме мне будет лучше.

Только в детском доме я впервые за многие годы могла досыта наесться. Здесь мы были сытые, обутые и одетые. Одно не нравилось -  ходить строем. Я уже чувствовала себя девушкой, а приходилось ходить детдомовцам парами и строем.  Нам было неловко перед местными ребятами. Теми, кто жил в семьях, кого мы называли «домашние». Мы им всегда завидовали. Как ни хорошо было в детском доме, где мы всегда были сыты, а порой и обласканы, нам всегда не хватало семейного уюта. Я всё время  мечтала прильнуть к маме, постоянно тосковала по маминой ласке, сколько было выплакано слёз в подушку. Чем я становилась старше, тем сильнее  было во мне чувство тоски по ней.

Я всю жизнь благодарна детскому дому за воспитанное во мне чувство справедливости, трудолюбие. Там меня научили шить, вести домашнее хозяйство.

В детском доме нас никогда несправедливо не обижали. Мы жили своим,  особым, детским миром, основанном на доверии, взаимовыручке. Здесь и научат, и проучат по-своему. Могли «сыграть тёмную», и никто никогда не узнает.

Не окончив 8 классов, 23 декабря 1954 года, очень хорошо помню этот морозный день, в возрасте 17-ти лет я приехала в посёлок Стёпанцево. А вернее, нас в числе 50-ти девочек из нашего детского дома привезли учиться в Стёпанцевское ФЗУ (Фабрично-заводского обучения школы (школа ФЗУ) в 1920 – 1958 проф. – технические учебные заведения в СССР для подготовки квалифицированных рабочих. Преобразованы в профессионально-технические училища. Большой энциклопедический словарь. «Советская энциклопедия». Москва 1980.  Стр. 1407.) льнопрядильно-ткацкой фабрики имени «ВЦИК» (Всероссийской Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) высший законодательный, распорядительный и контролирующий  орган государственной власти РСФСР (Российская Советская Федеративная Республика) в 1918 – 38. Избирался Всероссийским съездом Советов и действовал в периоды между съездами. До образования СССР (1924 год)  включал и членов от УССР (Украинская Советская Социалистическая республика) и БССР (Белорусская Советская Социалистическая республика). Председатели ВЦИК  - Я. М. Свердлов (с 8.11.1917 г.), М. И. Калинин (с 30.03.1919 – 1938 г. г.). Большой энциклопедический словарь. «Советская энциклопедия». Москва 1980.  Стр. 256.).

А в 1956 году от сестры Зины пришло письмо из Читинской области. Я в это время уже вышла замуж, у меня уже был Павлик. Сколько было радости и счастья оттого, что нашлась сестра. В письме Зина сообщила, что она больна лейкозом крови, сказались тяжёлые голодные и холодные годы детства в оккупации.  К сожалению, это было единственное письмо от сестры. На этом связь прервалась навсегда. Не было того дня в жизни моей, чтобы я не вспомнила среди всех повседневных забот и дел сестру свою Зину.

Мы, как и все люди нашей огромной страны, разделяли судьбу своей Родины.

Брат после службы в армии,  уехал на освоение целины в Казахстан, затем  на Алтай. После этого он уехал в Вологодскую область, Бабаевский район, посёлок Чёрная Смородина. К сожалению, он умер в возрасте 62-х лет. Последнее время он тоже тяжело болел, так же сказалось тяжёлое сиротское голодное и холодное детство. У него были три инфаркта.

Вся моя трудовая жизнь прошла в Стёпанцеве.  Я ветеран труда. Воспитала двоих детей – сына Павла, 1957 года рождения, и дочь Галину, 1961 года рождения.  Павел проживает в городе Владимир, Галина в городе Орехово-Зуево. У меня прекрасные дети и замечательные внуки. Они меня не оставляют без внимания, любят меня и уважают. Всю свою любовь я отдавала и отдаю детям, так как сама не знала материнской ласки.

Мне сейчас 74 года. Живу в достатке, есть всё необходимое  для жизни, ни в чём не нуждаюсь. Но  в памяти всё чаще тревожат воспоминания из детства, как в тревоге пряталась за подолы взрослых женщин тогда, когда в избу заходили немецкие солдаты. Как спали на полу все в куче на охапке соломы. Как не могли от страха найти места во время бомбёжек. От этого в душе осталась на всю жизнь  тревога.

Вот так война отняла у меня всех близких, как и миллионы всех детей нашей страны, лишила детства, искалечила наши судьбы. От пережитого, от холода и голода в детстве, болят все суставы.

через долгие десятилетия в родных местахШесть лет назад дочка Галя с мужем свозили меня посетить родные места, свою деревню. Её давно уже нет. Я низко поклонилась каждому бугорку, где когда-то стояли избы односельчан, погладила ладонью каждый этот бугорок.  Обливаясь горькими слезами, я вслух благодарила всех, кого уже давно нет в живых, за то, что не дали мне маленькой девочке погибнуть в то лихолетье. Тех, кто спасал меня, пряча за свой подол платья, кто давал мне, то кусочек хлебца, то картофелину. И мысленно просила у всех прощения.

И лишь посреди деревни стоит одиноко дуб «вековой». Он и в моём детстве таким был. Он один остался, как страж и свидетель ушедших в забвение лет, событий, времён и судеб людских.

Я около него постояла, в пояс ему поклонилась. Прижалась к его могучему стволу. Долго слушала, как он на ветру шелестит своей листвой, словно успокаивает меня и всех ушедших в небытие односельчан.

Так я навсегда попрощалась с единственным из моей деревни свидетелем моего детства.

На фотографии мы изображены с тётей Тоней.

 Я у неё прогостила 4 дня. Она всю жизнь с мужем прожила в соседней деревне Зуёво того же Пушкиногорского района. Ей в сентябре 2012 года исполнилось 88 лет. Кан Степановичу 2 августа исполнилось 87 лет.

 При расставании тётя Тоня с особой грустью просила у меня прощение за то, что когда-то меня пришлось отдать в детский дом. Она всю жизнь за это себя корила, меня очень жалела…»

 

Валентина Ивановна Новикова и Валентина Ивановна Грязнова ведут рассказ о прожитых годах Валентина Ивановна Новикова и Валентина Ивановна Грязнова ведут рассказ о прожитых годах

 

 Накануне Дня Защитника Отечества  в нашей школе побывали курсанты военно-патриотического клуба «Отвага» и члены туристского объединения  Вязниковского центра дополнительного образования детей в рамках акции «Чтим и помним», которые проводили по Вязниковскому району лыжный поход по мемориалам, обелискам и памятникам павшим воинам. Мы пригласили на эту встречу  Валентину Ивановну. На улице стояла холодная и ветреная погода. Мы позаботились о том, чтобы привезти дорогую гостью и её приятельницу Грязнову Валентину Ивановну на автомашине. Они с большим волнением рассказали о трудных годах военного детства. Одна - про годы оккупации, а другая – о трудном деревенском  детстве. О том, как детям приходилось трудиться наравне с взрослыми от зари – до зари. И о том, что война лишила их детства.

 Беседа проходила в актовом зале школы и продолжилась в школьном музее

В конце беседы Валентина Ивановна Новикова, обращаясь к гостям, сказала: “В этом году, как и каждый год, 9 Мая, в день Великой Победы я пойду к обелиску павшим воинам с цветами и низко поклонюсь в память о всех тех, кого унесла та война.

 

Участники встречи  стоя поблагодарили ветеранов

 

Самое большое моё желание, чтобы дети никогда не познали ужаса войны. Что бы всем детям светило ярко Солнце.

Недавно моя правнучка Геля пригласила меня  на концерт, который приготовили ребята в нашей Стёпанцевской школе. Одна ученица проникновенно пела песню «Не отнимайте Солнце у детей». Слова этой песни тронули меня, что называется,  до глубины души.

 Если бы я имела такую возможность, то я обратилась бы словами этой песни ко всем политикам, от которых зависит мир на земле.

Не отнимайте солнце у детей!

И жизнь Земли вовеки не прервётся!

Чтоб над Землёй

Звучало каждый день:

Пусть всегда будет Солнце!

Пусть всегда будет Солнце!

 

 

 Это первое наше исследование об оккупации территорий нашей Родины во время Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов, которое мы рассмотрели  на примере одной из многих тысяч судеб граждан, оказавшихся на захваченной фашистами территории – Новиковой Валентины Ивановны.

Мы попытались показать, как война калечила судьбы людские, лишала детей детства.

 
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *

Закрыть

Выдержка из Закона N 124-ФЗ

Классификация информационной продукции

Глава 2. Классификация информационной продукции

Статья 6. Осуществление классификации информационной продукции

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 1 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

1. Классификация информационной продукции осуществляется ее производителями и (или) распространителями самостоятельно (в том числе с участием эксперта, экспертов и (или) экспертных организаций, отвечающих требованиям статьи 17 настоящего Федерального закона) до начала ее оборота на территории Российской Федерации.

2. При проведении исследований в целях классификации информационной продукции оценке подлежат:

1) ее тематика, жанр, содержание и художественное оформление;

2) особенности восприятия содержащейся в ней информации детьми определенной возрастной категории;

3) вероятность причинения содержащейся в ней информацией вреда здоровью и (или) развитию детей.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 3 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

3. Классификация информационной продукции осуществляется в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона по следующим категориям информационной продукции:

1) информационная продукция для детей, не достигших возраста шести лет;

2) информационная продукция для детей, достигших возраста шести лет;

3) информационная продукция для детей, достигших возраста двенадцати лет;

4) информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет;

5) информационная продукция, запрещенная для детей (информационная продукция, содержащая информацию, предусмотренную частью 2 статьи 5 настоящего Федерального закона).

ГАРАНТ:

Об определениии возрастного ценза основной телевизионной передачи с учетом содержания сообщений "бегущей строки" см.информацию Роскомнадзора от 22 января 2013 г.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 2 июля 2013 г. N 185-ФЗ часть 4 статьи 6 настоящего Федерального закона изложена в новой редакции, вступающей в силу c 1 сентября 2013 г.

См. текст части в предыдущей редакции

4. Классификация информационной продукции, предназначенной и (или) используемой для обучения и воспитания детей в организациях, осуществляющих образовательную деятельность по реализации основных общеобразовательных программ, образовательных программ среднего профессионального образования, дополнительных общеобразовательных программ, осуществляется в соответствии с настоящим Федеральным законом и законодательством об образовании.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 5 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

5. Классификация фильмов осуществляется в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона и законодательства Российской Федерации о государственной поддержке кинематографии.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 6 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

6. Сведения, полученные в результате классификации информационной продукции, указываются ее производителем или распространителем в сопроводительных документах на информационную продукцию и являются основанием для размещения на ней знака информационной продукции и для ее оборота на территории Российской Федерации.

Статья 7. Информационная продукция для детей, не достигших возраста шести лет

К информационной продукции для детей, не достигших возраста шести лет, может быть отнесена информационная продукция, содержащая информацию, не причиняющую вреда здоровью и (или) развитию детей (в том числе информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом эпизодические ненатуралистические изображение или описание физического и (или) психического насилия (за исключением сексуального насилия) при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия и (или) осуждения насилия).

Статья 8. Информационная продукция для детей, достигших возраста шести лет

К допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста шести лет, может быть отнесена информационная продукция, предусмотренная статьей 7 настоящего Федерального закона, а также информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом:

1) кратковременные и ненатуралистические изображение или описание заболеваний человека (за исключением тяжелых заболеваний) и (или) их последствий в форме, не унижающей человеческого достоинства;

2) ненатуралистические изображение или описание несчастного случая, аварии, катастрофы либо ненасильственной смерти без демонстрации их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику;

3) не побуждающие к совершению антиобщественных действий и (или) преступлений эпизодические изображение или описание этих действий и (или) преступлений при условии, что не обосновывается и не оправдывается их допустимость и выражается отрицательное, осуждающее отношение к лицам, их совершающим.

Статья 9. Информационная продукция для детей, достигших возраста двенадцати лет

К допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста двенадцати лет, может быть отнесена информационная продукция, предусмотренная статьей 8 настоящего Федерального закона, а также информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом:

1) эпизодические изображение или описание жестокости и (или) насилия (за исключением сексуального насилия) без натуралистического показа процесса лишения жизни или нанесения увечий при условии, что выражается сострадание к жертве и (или) отрицательное, осуждающее отношение к жестокости, насилию (за исключением насилия, применяемого в случаях защиты прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства);

2) изображение или описание, не побуждающие к совершению антиобщественных действий (в том числе к потреблению алкогольной и спиртосодержащей продукции, пива и напитков, изготавливаемых на его основе, участию в азартных играх, занятию бродяжничеством или попрошайничеством), эпизодическое упоминание (без демонстрации) наркотических средств, психотропных и (или) одурманивающих веществ, табачных изделий при условии, что не обосновывается и не оправдывается допустимость антиобщественных действий, выражается отрицательное, осуждающее отношение к ним и содержится указание на опасность потребления указанных продукции, средств, веществ, изделий;

3) не эксплуатирующие интереса к сексу и не носящие возбуждающего или оскорбительного характера эпизодические ненатуралистические изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной, за исключением изображения или описания действий сексуального характера.

Статья 10. Информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет

К допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет, может быть отнесена информационная продукция, предусмотренная статьей 9 настоящего Федерального закона, а также информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом:

1) изображение или описание несчастного случая, аварии, катастрофы, заболевания, смерти без натуралистического показа их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику;

2) изображение или описание жестокости и (или) насилия (за исключением сексуального насилия) без натуралистического показа процесса лишения жизни или нанесения увечий при условии, что выражается сострадание к жертве и (или) отрицательное, осуждающее отношение к жестокости, насилию (за исключением насилия, применяемого в случаях защиты прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства);

3) информация о наркотических средствах или о психотропных и (или) об одурманивающих веществах (без их демонстрации), об опасных последствиях их потребления с демонстрацией таких случаев при условии, что выражается отрицательное или осуждающее отношение к потреблению таких средств или веществ и содержится указание на опасность их потребления;

4) отдельные бранные слова и (или) выражения, не относящиеся к нецензурной брани;

5) не эксплуатирующие интереса к сексу и не носящие оскорбительного характера изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной, за исключением изображения или описания действий сексуального характера.